[†Hellsing. Revival Of The Enemy†]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [†Hellsing. Revival Of The Enemy†] » [флудилка] » Рассказы


Рассказы

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Сюда прошу постить свое литературное (и не очень) творчество. Начну с себя.

Собственно, рассказ в стилистике кибер-панк. Яойный.

Металлический дождь.

Я без устали бежал вдаль, все быстрей и быстрей, не обращая внимания на противный моросящий дождь. Небо было серым, дорога была серой, да что там, все было серым! Однако, это было лучше, чем солнце, когда все начинало сверкать металлическим блеском, да так, что рябило глаза. Поскользнувшись в луже, я проехался по мостовой, с трудом удерживая равновесие. Решив, что части тела все-таки более дороги, чем маршрутка, на которую я каждый день умудрялся опаздывать, я благоразумно перешел на шаг. Что впервые дало мне возможность в полной мере оглядеть урбанистический пейзаж этого злополучного города. На том месте, где, по сути, должна была быть река, а река в моем понимании – это углубление в земной поверхности, заполненное текучей ВОДОЙ… углубление было, но заполнено не водой, а ртутью. Эту картину довершали металлический мост, мостовая и высокие остроконечные небоскребы, напоминающие скорее зубы какого-то доисторического животного, грозно ощерившегося на небо, плачущее кислотными слезами. Дождь усиливался. Капли, мерно стучавшие по титановой маске и респиратору, защищавшим кожу и легкие от испарений, стекали по металлу, оставляя на нем следы густой и маслянистой жидкости, от которой шел пар. На душе вдруг стало тяжело и мрачно, но в то же время, спокойно. Этакое мрачное спокойствие. По небу плыли зеленоватые облака. Ветер. Вот, невысоко над землей пролетело что-то, напоминающее обрывок бумаги. Почему-то перед глазами начали пролетать обрывки детства. Вот маленький мальчик стоит во дворе, один, плачет, умерла любимая сестра, и вот также перед его взором летит обрывок листка, обрывок жизни…
Тряхнув головой, я вернулся в реальность. Мрачное спокойствие ушло, уступив место нескончаемой тоске, острой боли и отчаянью. Вздохнув, я решил, что надо все-таки идти дальше. На этот раз я решил дойти до дома пешком, надо же хоть иногда разминать конечности. Едва я ступил на мост, как откуда-то издалека послышался напряженный топот, как будто кто-то от кого-то бежал. Или за кем-то. Не думая, я резко сорвался с места, держа путь на другую сторону моста, где я мог укрыться за рядами каких-то промышленных сооружений. Добежав до какого-то здания, я завернул за угол и остановился, чтобы перевести дыхание. Топот стих. Над городом повисла какая-то напряженная неестественная тишина. Вдруг тишину прорезал крик, полный боли и отчаянья. Несколько секунд я колебался. Однако любопытство пересилило, и я осторожно выглянул из-за угла. Моему взору предстала ужасная картина: нечто, маска и респиратор которого были содраны вместе со штырями, с помощью которых вживлялись в кожу, стояло над каким-то человеком неопределенного пола, уже всхлипывающим от боли и обнимающим свою окровавленную руку. Сначала я не понял, почему рука человека была в крови, однако, не побрезговав, и посмотрев еще раз на лицо странного существа, если это вообще можно было назвать лицом, заметил в отверстии, которое, судя по всему, было ртом, кисть руки, которая, судя по всему, принадлежала бедняге, корчившемуся в конвульсиях на земле. В эту несчастную кисть мертвой хваткой впивались железные зубы, теребившие ее, как собака - хозяйский тапок. Я думал, решиться или нет на безумный поступок – попытку спасти несчастного. Взвесив все за и против, решив, что после смерти меня все равно никто не хватится, а шансы на победу у меня есть, я темной тенью вышел из-за угла. И надо сказать, вовремя вышел. Как раз в этот момент странное существо склонилось над несчастным и впилось ему в бок своими зубами-когтями. Оно начало отрывать куски плоти аж до самых костей, в воздух взлетали ошметки человеческого мяса. Я не мог ничего с собой поделать, это зрелище и приводило меня в ужас, и завораживало одновременно. Но, действовать нужно было сейчас или никогда, ибо еще немного, и даже современная медицина не смогла бы ничем помочь несчастному. Благо, дождь кончился, ядовитые капли не попадали на истерзанную плоть, но ситуация все равно оставалась критической. Вдруг, несчастный вскрикнул, видимо, существо задело нерв. Мои глаза начали наливаться кровью, как тогда, в далеком детстве, когда я всей душой желал отомстить тем ублюдкам, убившим мою сестру. Эти сволочи бесследно пропали, а я не мог вспомнить целого дня своей жизни. Так и в этот раз. Глаза застилал красный туман, я не различал ничего, кроме этого гада, терзавшего несчастного. Я побежал. Прыжок, я чувствую, как падает с головы капюшон, как ветер развевает мои волосы… удар. Я сбиваю это нечто и качусь вместе с ним по мостовой. Несчастный издает вздох облегчения. Звук как будто выключили, я слышу лишь удары своего сердца. Один… два… не вижу ничего из-за красной пелены… три… я душу кого-то… четыре… существо дергается в конвульсиях… пять… временное отключение мозга не приводит к серьезным повреждениям… последнее, что я помню – привкус крови. Последняя мысль – как кровь попала под респиратор… тьма.
Я очнулся. Надо мной высокий белый потолок. Все тело саднит. Респиратор был снят и мирно покоился на тумбочке. Кое-как поворачиваю голову, на соседней кровати вижу человека, над которым склонился врач в белом халате. У человека нет кисти руки, лицо кажется мне смутно знакомым, почти все тело покрыто металлическими пластинами. В комнату кто-то зашел. Медсестра. Увидев, что я открыл глаза, подошла и, почему-то с опаской сказала:
-Добрый день.
-Здравствуйте, скажите, что со мной, почему я здесь?
-Вас доставили сюда с тяжелыми ранениями вместе с этим человеком, - медсестра указала на соседнюю кровать, - как нам объяснили, вы пытались спасти этого человека от напавшего на него… - медсестра пыталась подобрать нужные слова.
-Существа? – подсказал я.
-Ну… в общем, да.
Я устало вздохнул и снова откинулся на подушки. Хлопнула дверь. Я понял, что медперсонал покинул нашу комнату. Решив, что лежать мне уже хватит, я сел на кровати. Тот несчастный, видимо, уже пришел в себя.  Он тоже попытался сесть, и ему это удалось. Правда, с большим трудом. Теперь я смог его внимательно оглядеть. По-правде говоря, я все еще не мог решить, какого это существо пола. Ибо кричало оно, как девушка, выглядело тоже довольно женственно, но в то же время это женственное выглядело как-то по-мужски.
-Спасибо, что спасли меня, - прохрипело это андрогинное создание.
-Пожалуйста, простите за нескромный вопрос, но какого вы пола?  - вопрос, прозвучавший в больничной тишине, показался мне каким-то странным, поэтому, я тут же добавил, - хотя не отвечайте, какое это имеет значение.
Мой вопрос рассмешил беднягу. «Да, немного у тебя было поводов для смеха в последнее время…» С этими мыслями я зачем-то поднялся со своей кровати и пересел к женственному незнакомцу. Мысли в голове отчаянно путались, но одну я все-таки поймал. И, надо сказать, она меня не порадовала. Однако, она была правдива и завладела всем моим существом. А отвязаться от нее никак было нельзя… Спасенный мной как-то странно и загадочно улыбнулся. Он поднял правую руку, кисть которой была сделана из металла, и провел ею по моей щеке. Ощущение было очень приятным. Он (а теперь у меня почему-то рассеялись все сомнения по поводу его пола), повернул мое лицо так, чтобы я смог смотреть ему в глаза. Их цвет меня просто завораживал… Мы сидели и смотрели друг на друга еще несколько секунд. Потом в моем мозгу, словно искра пробежала, импульс… движение вперед – и наши губы сомкнулись в страстном поцелуе. Никогда не думал, что когда-либо испытаю такие ощущения. Мы целовали, ласкали и обнимали друг друга. Андрогинное существо, дитя развала и урбанистической культуры, тоже человек. Ему тоже хочется любить и быть любимым… Одежды, кроме больничных халатов, на нас не было. Через секунду исчезли и они. Я целовал его хрупкие плечи, грудь, руки… Я хотел всегда быть с ним, стать для него ангелом-хранителем. Но я чувствовал, что теряю его, не успев даже поиметь. В момент совокупления, я что-то шептал ему на ухо, что-то такое, от чего он лишь тихо посмеивался. Однако, когда мы достигли пика, оргазма, мой друг понял, что я для него значу. Когда все закончилось, и мы усталые и разгоряченные, молча лежали, наслаждаясь присутствием друг друга, он сказал мне:
-Я хочу, чтоб ты всегда был рядом. Я хочу, чтоб ты каждую ночь вот так вот меня имел. Я хочу, чтобы ты спасал меня от одиночества. Я хочу быть с тобой.
И не было для меня слов, более приятных, чем эти…

0

2

Я непомню кто его написал.
День Первый.

Интегра Вингейтс Хеллсинг быстро шла по коридору своего фамильного дома. Если смотреть ей в лицо, кажется что она спешит по какому-то важному делу. Но это вранье. Никаких важных дел не было уже полгода. Ничего. Ни вампиров самоучек, пытающих семью за семьей, ни упырей, поедающих детей, никого. Город опустел - конечно, опустел только для тех кто знал о чем идет речь. Для других не изменилось ничего. Будто невидимым ножом отрезало Лондон от остальных городов - поступали сведения о продолжении нападений на жителей в других городах Англии. Но - всегда очень отдаленных, так что "доклады о происшествиях" доходили слишком поздно. Можно вздохнуть свободней, не так ли, Интегра? Ты получила благодарность от королевы, штат оперативников снова пополнен, город чист. Ведь это наша заслуга, заслуга организации Хеллсинг?
Нет... это не мы. Это что-то другое. Будто... будто всю эту нечисть выгнали из города как сор, чтобы не мешать настоящему представлению... Был вечер. Косые струи дождя шелестящим ковром покрыли город. Тусклый свет уличных фонарей не мог разогнать тьму. Если прислушаться, можно услышать странный звук у особняка Хеллсинга. Не так близко, чтобы каждый мог услышать его, просто... он просто есть, странный звук, похожий на шуршанье, слитное и монотонное, будто у того кто его издает нет такого чувства как усталость... он не очень беспокоит, по крайней мере пока. Он просто есть. Около особняка Хеллсинг.

-Приказывай, мастер!
-Я уже сказала Алукард, у меня нет приказов для тебя.
-Но мне нужен приказ, хозяйка. Разве ты забыла - я твой слуга, я подчиняюсь тебе во всем. Ты отдаешь мне приказы.
Красные глаза угрожающе сверкнули за стеклами очков? Нет, просто отражение света лампы, которая стоит на столе Интегры. Стол чист. Заслуга Уолтера. Он каждый день протирает его, убирая несуществующую пыль. Уолтер сильно сдал в последнее время. Возраст дает знать, наверное. Он как будто стал выше и тольше, если это еще возможно. Высох немного, да. Со всеми стариками это происходит, правда Интегра?
-У меня НЕТ приказов, вампир. Ты слышал меня. Уходи. В городе нет ничего, что бы требовало моего внимания.
-Как прикажешь, Интегра...
Вампир медленно прошел к стене и ушел сквозь неё. Он всегда так делает, вспомнила Интегра. Вот только ей в последнее время стало неприятно приближаться к этой стене. Она... стала темнее, чтоли?
Сэр Хеллсинг осмотрела кабинет. Со стен смотрели портреты её предков. Одного нет. Этого выродка, что посмел ослушаться воли брата и поднял руку на свою племянницу. Алукард убил его, спас её. Спас, убил. Или... или нет? Интегра сняла очки, аккуратно положила их на стол, и помассировала виски. Она всегда отличалась отличной памятью, и помнила все что случилось в тот день. Кроме одного. Чем кончился тот кровавый спектакль в подвале. Лампочка вдруг погасла, погрузив кабинет во тьму. Интегра вздрогнула. Лампочка медленно включилась снова, дважды мигнула и успокоилась. Бывает. В это время года постоянные дожди, всегда что-нибудь случается. Дожди... да, и почти нет солнца. Не из-за облаков, нет, хоть они и закрывают небо большую часть дня. Просто даже когда нет облаков, небо закрыто удушливым полотном смога. Это Лондон, лучший город на планете, потому что мы здесь, Хеллсинг здесь.
Хоть в нас верят только несколько человек здесь... и враги по всему свету. Те же ватиканские собаки, католики-убийцы.
Она снова осмотрела кабинет. Видно, что этому дому уже много лет. Крепкие стены и надежный потолок. Вот только не оставляет ощущение, что внутри эти стены если не пустые, то точно с тунелями, прогрызенными жуками и термитами. Казалось, ткни пальцем, и пробьешь дыру, через которую посыпется мокрая труха и белые жирные личинки... Скрип. Интегра снова вздрогнула, быстро надела очки. Уолтер.
-Ваш ужин, леди Интегра.
-Спасибо, Уолтер.
Дворецкий поставил перед главой организации Хеллсинг поднос с яичницей с беконом и пошел к двери. Что-то с походкой, отметила Интегра. Хромает немного... вроде бы... что такое, картинка внезапно чуть расплылась, будто Интегра была без очков. В увиденном она была не уверена, и решила спросить
-Уолтер, у вас все в порядке? Вы не хромаете?
Обернулся.
-Нет, все хорошо леди Интегра.
Блеск красных глаз за очками.... где она видела это?
-Хорошо... идите.
-Да, леди Интегра.Виктория лежала в своем гробу, прислушиваясь к звукам старого дома. Иногда ей казалось, что она может различить какой-то шелест, или скрип, или... но когда она прислушивалась, звук исчезал. Её это не очень беспокоило. Странно, в последнее время её вообще мало что беспокоило. Жизнь спокойна шла мимо, обтекая гроб Виктории Серас. Кровь она пила теперь без эмоций, смирившись со своим превращением. Ничего не происходило, и у Виктории не было занятий... кроме стрельбы, но уже месяц оружие стояло в углу её комнаты, покрываясь пылью. Смутно она помнила, что его надо протирать время от времени, но зачем? Это ведь глупо... когда оно ей понадобится, она тут же все сделает... Виктория перевернулась на другой бок. Нужно поспать. Какое сейчас время суток? Какая разница... в подвале всегда темно и холодно. Это не плохо, нет, это даже удобно...
Леди Хеллсинг шла по коридору своего фамильного дома. Если смотреть ей в лицо, можно увидеть что она устала. Это правда. Нельзя устать, когда ничего не делаешь, разве не так? Но эти дни выматывали её. Даже физически. Бесконечная сырость вокруг проникала в дом и глодала стены и кости, заставляя болезненно морщится. Всех это касалось, кроме вампиров, конечно. Интегра прошла мимо поста охраны, который находился в конце коридора. Охрана отдала честь, и леди Хеллсинг вдруг вздрогнула - ей показалось что службу несут упыри - безвольно висящие конечности, алчный блеск в глазах. Она резко развернулась. Все в порядке. Обычные люди, устали как и она. Подчиняясь странному порыву, она посмотрела одному в глаза
-Ваше имя, солдат.
-Сержант Энди Джей, леди Хеллсинг.
-Все спокойно, сержант?
-Да. Вот только....
Что?
-Что такое?
-Я... по-моему в замке стало меньше людей.
-Что вы имеете в виду?
-Я вижу меньше охраны чем нужно. И в бараках нас тоже становится меньше.
-Это какая-то ошибка... штат полностью укомплектован!..
-Я... может вы и правы и мне только кажется..
-Разумеется, сержант. Несите службу.Она шла дальше. Конечно, ему показалось. Что за ерунда... На секунду повернувшись обратно, хозяйка поместья могла поклясться, что у поста снова стояли мертвецы...
Интегра шла в спальню. День кончался. Завтра будет новый. Она с трудом могла вспомнить, какой именно. Ах да... сегодня понедельник. Значит завтра вторник. Еще один повтор... Даже сон ничего не приносил. Начиная с недавнего времени, Интегре Вингейтс Хеллсинг не снились сны.В спальне было темно. Неясные очертания предметов, ночной Лондон за окном. Леди Интегра устало вздохнула, рука потянулась к выключателю.
-Боишься без света?
Дернулась. Плохо, значит боится.
-Что тебе здесь надо?!
-Спросить тебя.
Уходи!
-Что?
-Хочешь жить вечно?
-Что за черт ты спрашиваешь, Алукард?!
Молчание.
-Это не твое дело!
Молчание.
-Нет, слышишь, мой ответ всегда будет один! Зачем ты пытаешься?
Молчание.
Она включила свет. Никого. Был ли он вообще здесь, или рвзговаривал в её мозгу? Или... или ей вообще показалось. Эти однообразные дни как-то странно влияли на нее, да и на всех в замке. Иногда все происходящее казалось сном. Пока просто сном, не кошмаром. Пока шелест во дворе еще слишком тихий. Интегра села на край кровати. Надо поспать.
Завтра все повторится... Снова пасмуное небо и вынужденное безделье.

День второй.

Сегодня она проснулась поздно. Вообще-то, сотрудники организации Хеллсинг должны иметь преимущественно ночной график работы, из-за особенностей их обязанностей. Но за эти месяцы не было ни одного ночного происшествия, и биология брала свое. Интегра не знала, сколько спал Алукард - его можно было увидеть везде, в любое время суток. Ночью, днем, вечером.. Иногда он был почти весь день на виду, иногда его не было видно неделями. Интегра не беспокоилась. Вампир не покидал замка. Она не разрешала. Медицинская кровь поступала исправно. Нет причин для беспокойства. Она помотала головой. Мысли непривычно скакали с одной вещи на другую. Будто её мозг это юла, лениво вращающаяся в клетке мыслей, которые одна за одной мелькали мимо по кругу... Так вот, сон. Уолтер всегда планировал свой распорядок дня, чтобы он соответствовал запросам леди Интегры. Это было в порядке вещей. Но в последнее время она могла попросить его прибыть в любое время суток, и он всегда прибывал мгновенно. Это не было обычной расторопностью слуги... он будто вовсе не спал. Вообще. Она чуть вздрогнула, представив как Уолтер часами не шевелясь сидит на стуле в своей комнате, и ждет её звонка, чтобы быть полезным. И высхает, правда? Что за вздор... она тряхнула головой. Это все бесконечный дождь. Мешает думать. Чертова погода. Чертов Лондон, храни его Господь и королева. Храни и их тоже... Сон, Интегра, не отвлекайся. Не отвлекайся, даже если кажется что сейчас вон та стена рухнет, и завалит коридор жуками и гусеницами, чьи личинки сейчас растут в податливом дереве.... Хватит. Да что такое. Викторию не видно неделями, и не похоже что она собирается появляться чаще.... она спит в гробу. Уже привыкла. Привыкла к крови. Ей спокойно, она не открывает в себе новых способностей - это не нужно сейчас. Интегра поежилась. Это только кажется, или в замке стало холоднее? И темнее... но это явно оптический обман, лампы все работают. И обогреватели тоже. На огромный камин мало надежды - слишком большие помещения. Но может стоит включить его тоже? И отдернуть шторы... нет, не надо. Это только все кажется. Все равно за окном дождь. И делать снова нечего. Никакой бумажной работы, последний отчет был сдан пять месяцев назад. Некоторое время назад она еще каждый день звонила в МИ5, узнавала ситуацию, говорила с агентами... потом раз в два дня, потом был промежуток в неделю... После него она звонила только раз, и никто не упрекнул её. Хеллсинг не был нужен сейчас, и о нем сейчас забыли. Орден от королевы лежал в ящике стола, покрываясь пылью вместе с её личной шпагой. Только пистолет она всегда носила с собой, каждый день тренируясь в стрельбе и следя за оружием. Это помогало оставаться собранной, и, будем честны, не помутиться в рассудке....Проходя мимо поста внутренней охраны, она заметила что того караул сегодня несут другие сотрдники. Она прошла мимо, замедляя шаг, наконец обернулась и подошла к солдатам.
-Ваше имена, солдаты.
-Сержант Джон Келлер, леди Хеллсинг.
-Рядовой Сент Роул, леди Хеллсинг.
-Вчера тут был сержант Джей, сегодня не его смена?
-Простите мэм... Сержант....?
-Джей, Эдди Джей.
-Я..мэм, вы уверены что его так звали? Я не припомню не одного человека с таким именем.
-Сент... погоди. ну, помнишь Джея - высокий, вечно растрепан? Ну, сигареты всегда просил?
-А..да, тепрь вспомнил, Джон... то есть сержант Келлер.
Они оба посмотрели на Интегру. Теперь и второй помнил Эдди, но... без уверенности, чтоли. Как старую страницу учебника из школьной программы, которая никогда не нужна, но иногда вспоминается против воли, если спросить про неё...
-Нет леди Хеллсинг, сегодня наша смена. Я помню, наша..
Интегра молчала. Потом вдруг резко спросила
-Сколько вам лет, сержант ?
-Мне...
Он замялся. Интегра ощутила, что ей страшно. А еще что её мутит. Но мозг человека быстро нашелся.
-Зачем вам это, леди Хеллсинг? Все мои данные есть в личном деле.
В любой другой день она бы отправила за такие слова в штрафной батальон, но сегодня в этом не было смысла. Ничего не сказав, она пошла дальше по коридору. Через несколько десятков шагов обернулась. Солдаты стояли как ни в чем не бывало. Кажется, они уже забыли о встрече с начальством. Хеллсинг передернуло. Ей снова почудились упыри. Нет, определенно, здесь стало темнее?
Виктория лежала в гробу. Она расслабляла и снова напрягала слух. Это было забавно. Расслабила - и слышит очень тихий шорох. Напряглась - шорох исчез. Очень смешно. Виктория потянулась. Уолтер только что приносил ей крови. Он забавно двигался - немного рывками. И голос немного дребезжит. Может, он пытается рассшешить её? Уолтер добрый. Впрочем, ей этого не надо. Ничего не надо. Только спать. Ей снились красивые сны, очень холодные и красивые. Она рассеянно посмотрела на лампочку под потолком. Она садилась, это очевидно. Она бы попросила Уолтера заменить её, но зачем? Ей ведь не нужен свет... только спать... Вошел хозяин. Она еще раз прислушилась. Шорох пропал.
-Хозяин, вы слышите?
-Нет.
-Шорох... он очень тихий, только не надо прислушиваться, а иначе он пропадет!
-Полицейская, я не слышу шороха. Лежи и спи. Тебе ведь нравится спать, не так ли?
-Да хозяин!
-Вот и хорошо.
Она послушно закрыла глаза. Хозяин прошел сквозь стену и исчез. Он часто ходил через её комнату. Потому что если идти в его покои через подвальный коридор, можно увидеть место где его держали - тяжелую дверь, и цепи внутри. Хозяин не любит это место, и ходит через комнату Виктории. Она не против, он не мешает её спать... Странно, в последнее время у нее появилось чувство, что в её гробу есть еще что-то кроме нее... не человек, нет, просто что-то очень маленькое и ленивое... Пусть, это ей не мешает.
Выстрел. Еще один. И снова в десятку. Интегра стреляла в тире. Она всегда гордилась своей меткостью, особенно если учесть тот факт, что стреляла она в очках. На подставке лежали запасные обоймы, и один запасной пистолет на всякий случай. Больше никто кроме нее в тире не стрелял. Помещение было пусто. Оно пустовало довольно давно, примерно с того времени, как Интегра больше не звонила в разведку. Зачем, если это не нужно? Стрельба как езда на велосипеде - никогда не разучишься. Интегра выстрелила. Она не любила поговорку про велосипед. Она казалась ей воплощением бессилия. Это чувство леди Хеллсинг всегда ненавидела больше всего - всю жизнь она была сильной, и всегда сама выбирала свой путь. Выстрел. В районе головы цели появилась дырочка. Она снова прицелилась. Выстрелила дважды. Но... в бумажной кукле не появилось отверстий. Промахнулась? Леди Хеллсинг растерянно оглядела стену за куклой... не одного нового отверстия. Это её порядком разозлило. Рывком подняв пистолет, она нажала на курок и тут же с криком дернула стволом - перед бумажно целью стоял Алукард. Он улыбался.
-Не можешь выстрелить в меня?
-Что тебе здесь надо? Издеваешься надо мной? Убирайся, я приказываю!
-Издеваюсь? Что ты, лишь приглядываю за тобой.
Внезапно раздалось жужжание, и со стороны Алукарда в нее полетели две странно искривленные пули... Они как будто шевелились, тупыми носами ища Интегру... Погас свет. Хеллсинг не выдержала, взвизгнула, пистолет выпал из вспотевшей ладони. Она судорожно схватила запасной со стойки, в темноте смахнув на пол обоймы. Тяжело дыша, подняла руку с пистолетом. Тут же включился свет. Никого. На бумажной мишене еще две аккуратные дырочки. Прямо в предполагаемом мозгу.
Она сидела в своем кабинете, закрыв руками лицо. Она сидела так уже третий час. Никаких дел, никаких мыслей. Настенные часы тихо звякнули, возвестив начало седьмого часа дня. Дверь скрипнула. Снова Уолтер и ужин. Ровно в семь. Ни секундой позже, ни раньше. Как машина. Устало кивнула дворецкому. Посмотрела в тарелку. Краем глаза Интегра видела Уолтера... он хромал. Подняла голову и всмотрелась - нет, нормальная походка. Уолтер вышел. Поев, Интегра встала и принялась ходить кругами по кабинету... Сегодня опять очень темно. Надо заказать новые лампочки. На счет темноты... леди Хеллсинг посмотрела на стену, через которую обычно появлялся Алукард. Стена притягивала, стена сулила покой. Коснись меня... словно зачарованная, Интегра сделала пару шагов, и протянула руку... секунды плавно текли в полной тишине, лампа снова начала мигать... Интегра с почти болезненным вздохом прикоснулась к стене... Та чуть прогнулась, на поверхности выступила темная жидкость, послышался чавкающий звук. Интегра с криком отдернула руку... никаких следов. Ни на стене, ни на руке. Только чувство иррационального страха и запах гнили напоминали о случившемся.Интегра Вингейтс Хеллсинг идет по коридору своего фамильного дома. Если посмотреть на её лицо, видно что она боится. Это чистая правда. Алукард... он играет с ней, можно поклясться! Но зачем?
Снова пост. Те же двое. Сержант Келлер и рядовой Роул. Роул повыще, длинные ловкие руки и пальцы, автомат держит в руках. Его наняли недавно. Келлер в очках. Он чернокожий. С этой, странной прической. Дреды, кажется. Автомат его покоится на животе, лента перекинута через плечо. Он тут больше девяти месяцев. Они спокойно отдали ей честь. Она отрывисто кивнула им. Быстро прошла мимо. Парадоксально, но ей хотелось спать. После пережитого хотелось ощутить то глупое чувство, когда с головой залезаешь под одеяло, и кажется что никто не сможет причинить тебе вред. Главное - не выключать свет..

День Третий

Сегодня Виктория нашла червячка у себя в гробу. Забавного, белого и слепого. Он смешно тыкался в её ладонь, словно пытался пробуравить её. Викторию это чуть-чуть развеселило, но она все еще хотела спать, и, положив червячка рядом с собой, спокойно заснула. Ей как всегда снился красивый сон. Какие-то холодные и прекрасные цветы, мельканье красных живых языков пламени в кромешной темноте... когда она открыла глаза, было неясно - сон это или уже явь. Лампочка еле освещала комнату. Она посмотрела на место где лежал червячок - его не было... наверное, куда-то уполз. Рядом с гробом лежал пакет крови - приходил Уолтер. Действительно, во сне ей мерещился скрежущий звук, будто с нажимом провели костью по каменному полу. Шорох стал громче, подумала Виктория. Скоро он станет достаточно громким, и она поймет что это такое.
Интегра открыла глаза. Царил полумрак. Лампочки уныло светились желтым. Был час дня. Интегра прислушалась - так и есть, дождь. И... будто на самой границе восприятия, какое-то шебуршение... очень ритмичное, очень... Она прислушилась - резко навалилась тишина, с подпалинами в виде звука шуршащих капель. Никакого шуршанья, Интегра, никакого. Просто личинки в стенах решили поиграть. Она шла мимо поста. Видимо, сегодня опять была смена Келлера и Роула. Привычным жестом они отдали честь. Роул казался еще выше чем обычно, длинные пальцы неприятно шевелились. Очки Келлера маслянисто поблескивали. Интегра прошла мимо, изо всех сил стараясь не обернуться.Пистолет она теперь носила снятым с предохранителя. Это опасно. Может выстрелить и пробить ей ногу, если будет неосторожной. Но сам факт того, что при ней оружие, заряженное настоящими серебрянными пулями, придавало ей уверенности. Если этот черный пес снова будет шутить, она нашпигует его серебром. Внезапно у нее резко заболела голова.
-Вы нигде не видели Интегру?
-Нет, сэр Ричард Хеллсинг.
-Странно, где она. Только узнала о воле отца и сразу умчалась!
-Сэр, возможно ей трудно принять, что вас сделали главой организации? Она ведь так мечтала об этом.
-Что? Её? Бог с вами, Артур ведь не был сумасшедшим, чтобы оставить на девочку правительственную организацию... Это было бы бесчеловечно.
-Еще раз выражаю вам соболезнования...
-.... Спасибо, Уолтер. Мой брат был достойным человеком. Пойдем поищем её еще раз. Я пойду вниз, а вы обыщите чердак.
-Слушаюсь, сэр Хеллсинг.
-Зовите меня Ричард. Сэр Хеллсинг был моим братом.
Она покачала головой. Боль прошла также быстро как и наступила. На секунду ей показалось, что она слышала чьи-то голоса, какие-то знакомые имена... Она в растерянности тряхнула головой, волосы рассыпались по плечам. Её ждал еще один пустой день.Она сидела в своем кабинете. Сегодня она попыталась вернуть хоть что-то - звонила по секретной линии в МИ5. Хотела узнть последние новости, ситуацию в других городах, может нужно вмешательство Хеллсинга? Она не дозвонилась. Никто не брал трубку. Это невозможно - в разведке не уходят на обед, оставив телефон связи без присмотра. Но факты упрямая вешь, прямо как те личинки в стене справа, нет? и трубку никто не брал. Лампа мигнула. Уже не страшно, хотя за окном так темно, что сразу воцаряется кромешная тьма. Интегра стукнула по лампе дулом пистолета, лампочка успокоилась. Сегодня, кажется, среда. Сколько уже таких недель было? И эта такая же.... не ври себе, Интегра, вовсе не такая же. Что-то странное творится сейчас, странное и страшное. И она готова заложить свою правую руку, что это Алукард. Он всегда любил немного попугать хозяйку, но до прямого надругательства никогда прежде не доходило. Теперь что-то изменилось... Ты слышишь Интегра? Шорох...Стена тихо хлюпнула, приветствую появление своего господина. Интегра вздрогнула и выпрямилась. Как она хотела, чтобы это движение было спокойным, но оно получилось каким-то дерганым.
-Что тебе надо?
Ты спросила первой... как это плохо, леди Хеллсинг.
-А как ты думаешь?
-Как ты смеешь задавать мне такие вопросы?!
-Ты не забыла Интегра, я забочусь приглядываю за тобой.
Алукард стоял и мерзко ухмылялся. Стена за его спиной мерзко захлюпала, из нее медленно вытекала густая бардовая кровь. Этого Интегра уже выдержать не могла. Дико закричав, она всадила в череп вампира четыре пули. Тот тяжело рухнул на пол, края ран тут же заволокло бурым паром, серебро заставляло выкипать кровь. Крик кончитлся. Тяжело дыша, Интегра судорожно встала из-за стола, ноги не держали, она рухнула обратно. Со второй попытки удалось.
-Охрана!!
Пошатываясь, она подошла к телу вампира.
Ему переварить это пара минут... надо спешить
В кабинет ворвались двое солдат в униформе сотрудников Хеллсинга.
-Берите его и быстрее со мной!
-Но леди Инте...
-БЫСТРО ИСПОЛНЯТЬ!
-Слушаемся!
Солдаты подхватили Алукарда под руки, и, сгибаясь под тяжестью двухметрового вампира пошли за Интегрой. Та вела их в подвал. Я давно должна была это сделать! Ступеньки мелькали позади. Сзади послышалось сдавленное рычанье - Интегра судорожно развернулась и всадила в лоб Алукарда еще две пули. Еще одна осталась. Специально для тебя, правда леди Хеллсинг? Ступеньки кончились. Впереди лежал освещенный парой тусклых ламп коридор.
-Быстрее!
Они почти бежали. Здесь шорох почти кричал. Но Интегра меньше всего боялась его. Она боялась, что вампир очнется, и тогда лампы погаснут. О том, что случится тогда, лучше не думать. Комната приближалась. Та самая комната, где много лет назад решилась её судьба. Вернее, судьба семьи Хеллсингов. Она прибавила шаг. Какие твари на земле самые страшные, дочь моя? Еще шаг, еще! Рука дрожит, позади шаги солдат, лампы мигают! Вампиры, отец?
Вот она. Скорее, леди Хеллсинг... Дверь открылась. Две цепи. Их нужно обмотать вокруг него, и защелкнуть на противоположных концах стены. Да. Вампиры.
-Прислоняйте его к стене!
Солдаты подчинились. Внезапно один с силой ударил в стену - на лице его было написано удивление. Стена послушно зашипела, рука ушла в нее по локоть. Второй солдат с ужасом смотрел на это.
-Быстрее, продолжай!
Интегра целится в голову второго солдата. Тот судорожно приматывает Алкарда цепью. Стена всосала второго уже по плечо. Алукард открывает глаза.
-ИНТЕГРА.
Цепи примотаны.
-Бежим, скорее!
Вместе с солдатом, Интегра выбегает из камеры... но в последний момент дверь сама собой закрывается, мало что не перерубив ногу второго сотрудника напополам. Тот закричал. Интегра тоже кричит. Лампы почти гаснут.
-ИНТЕГРА.
Под аккомпанимент диких воплей, Интегра Вингейтс Хеллсинг бежит к лестнице наверх. Вслед ей несутся проклятия бессмертного вампира и умирающих солдат. Пистолет жжет ладонь. А ты знаешь почему, Интегра?
Спустя два часа в офисе Энрико Максвелла в Ватикане раздался звонок. Разговор длился двадцать минут. Положив трубку, епископ улыбнулся и вызвал к себе Андерсона.
-Мы вылетаем в Лондон.
-Карать еретиков, Энрико?
-Нет Александр, нет. На этот раз спасать их. Звонила Интегра Вингейтс Мелбрук Ван Хеллсинг. Носферату сошел с ума. Мы едем упокоить его. Она боится. Она умоляла нас приехать. Готовься, завтра же мы будем в Лондоне.
Сверкнули очки.
-Готов.

День Четвертый

Небольшой роскошный самолет летел над океаном.
-Отправьте сообщение Папе.
-Будет сделано, ваше преосвященство.
-Хорошо. Хайнкель и Юми прибыли?
-Еще нет. Они должны прилететь только через день.
-В таком случае, пусть сразу летят в Лондон.
-Будет исполнено.
-В таком случае я прощаюсь, отец Рональдо. Сообщу ситуацию по прибытии.
-Хорошо, господин епископ.
Интегра стояла под проливным дождем. Одна, без охраны. В столичный аэропорт прибывали искариоты. Она не боялась их. Она никого больше не боялась, кроме НЕГО. Она больше не смогла оставаться в доме после того что произошло. Пусть Энрико думает что хочет - что Хеллсинг слаб, что они не могут сами справиться с чудовищем - пусть. Лишь бы все кончилась. Что случится после этого с организацией Хеллсинга, она не знала. В конце концов, её отец двадцать лет проработал без вампира. И Хеллсинг всегда выполнял свой долг. Мы не сдаемся и не впадаем в отчаяние - мы выполняем миссию, возложенную на нас Господом.
-Леди Хеллсинг, какой сюрприз.
-Здравствуйте, Максвелл.
-Ну-ну, что вы так. Зовите меня Энрико.
-Я... Я благодарю вас за приезд. Мне действительно нужна ваша помошь.
-Мы все понимаем и принимаем, Интегра. Это наша миссия - бороться с порождениями преисподней. И помогать тем, кто не способен сделать этого сам.
Очки Максвелла самодовольно блеснули. Интегра молча проглотила обиду - что она могла сказать в ответ? Казалось, небо немного посветлело, когда автомобиль с Максвеллом и Интегрой приблизился к замку Хеллсингов. Андерсон сидел рядом с епископом и благожелательно улыбался. Сейчас и не скажешь, что это больной убийца, который не пожалеет никого... Вера страшная штука - убийства для нее благо. Андерсон был доволен. Ему было плевать на Интегру - он ехал чтобы встретится с врагом. Нет, лучше так - с Врагом. Энрико не сказал ему, будет ли он убивать вампира, но если не он, то кто? Он лучший, он бессмертен! Андерсон с легкой улыбкой коснулся шрама на своей щеке. След его перерождения. ОН ничего помнил о своей прошлой жизни, но знал что это не имеет никакого значения. Он тот, кем является. Он посланник Господа. Тот, кто очистит от скверны это место. Он - Клинок Андерсон, он - палач. Он еще раз потер шрам. Я иду, пес...
Они остановились. Замок мрачно смотрел на них подслеповатыми желтыми окнами, словно давая знать - ничего хорошего не ждет вас внутри... Максвелл решительно подошел к крыльцу.
-У вас тусклые лампы, Интегра. Там темно?
-Да... Но это наверное лишь иллюзии?
-Как бы там ни было, нужно установить новые. Займитесь этим. Как я понял, вампир в подвале?
-Да. Мы приковали его... Я и.. те солдаты, они...
-Неважно. Нам следует быть осторожным, даже в подвале ему подвластны его дьявольские чары. Идем внутрь, Интегра Вингейтс Хеллсинг.
Они сидели в кабинете Интегры. Час назад приходили люди, и сменили все лампочки в замке. На новые, светящиеся ровным белым светом. Максвелл казался довольным. Они разговаривали о его работе, о его прошлом. Интегра не могла поверить, что человек, не имеющий за душой ничего, кроме дяди и острого ума, мог пробиться на вершину. К советам Искариотов прислушивался и папский престол. Интегра вспоминала, что отец рассказывал ей о временах, когда и дом Хеллсингов имел подобное влияние - почти все дела государствава решались с участием Хеллсингов... Это было во времена деда Интегры... Потом все изменилось. Та нелепая воля Артура - оставить организацию на малолетнюю дочь, месть дяди Ричарда... Стоп. Почему нелепая? Интегра нахмурилась. Уже не слушая Максвелла, который рассказывал о старом союзнике Ватикана, каком-то майоре, она вспоминала свое детство. Отец никогда не говорил, что оставит ей Хеллсинг... Да и разве можно оставить такое ребенку? Но ведь он пожелал так когда умирал! Он сказал, а она убежала плакать в свою комнату, и потом...
-Интегра!
-А?.. Что?
Максвелл улыбнулся.
-Вы не слушаете меня. Наверное, я говорю скучные вещи. Как насчет вас? Как вы стали главой организации Хеллсинг?
-Хм. Это была довольно мрачная история... я вам расскажу. Так прошел еще час... Пробило семь вечера, но темно не было. Интегра с легкой улыбкой посмотрела за окно - дождь не прекратился, но стал... свежее. Он не производил больше впечатления сплошной темной стены, нет, это был простой Лондонский дождь. И еще - шорох притих... Минутку, семь часов?
Вошел Уолтер. Опоздал на пару минут. Виновато улыбнулся.
-Ваш ужин, леди Интегра... и господин Максвелл.
Он покатил тележку с ужином к ним.. Интегра чуть прищурилась - Уолтер шел прямо, как тридцатилетний. Он казался полным сил. Она спрятала улыбку - адская тварь явно отступила..
Виктория проснулась от странного ощущения. Ей было тепло. Не было холода. И светло - уже давно в её комнате не было так светло. Она потянулась. Ей вдруг страшно захотелось пирогов с вишней, которые делала ей мама... Она посмотрела на пакет с кровью с унынием - альтернтивы все равно нет... И все же, сегодняшний день был каким-то.. особенным. Более свежим, чтоли? Виктория моргнула - ей не хотелось спать, хотелось действий. Она еще раз потянулась и вышла в подвал. Дверь с бывшей камерой хозяина была закрыта. Это странно. И еще - две темные фигуры стоят в светлом проеме, что ведет на первый этаж. Виктория пошла к ним, но через пару шагов побежала обратно и взяла верную винтовку. Двинулась обратно.
-Значит, он там.
-Да.
-Значит, сейчас моя очередь...
-Нет, Александр, не сейчас. Мы не будем нападать сейчас. Нужно...
-Здравствуйте!
Виктория наконец разглядела кто стоял в проеме - леди Интгера, и двое из 13 отдела - отец Александр и отец Энрико Максвелл. Виктория читала их файлы, давно. Как давно это было, когда оан была полезна! Может, еще не поздно?..
-Виктория Серас! Господи, ты вылезла из своего гроба, наконец-то. Я думала, ты там навечно поселилась.
-Интегра-сама! Я так рада вас видеть! Простите, но мне очень хотелось спать в последнее время. А... что они делают здесь?
-Это не очень приятная история Серас, ты узнаешь потом. Не хочешь пойти пострелять?
-С радостью!
Виктория, радостно улыбнувшись, убежала наверх из подвала, бросив заинтересованный взгляд отца Александра.
-Так значит, мы будем ждать?
-Да. Он все же вампир. Ему нужна кровь. Он никто без нее.
-Но он пролежал в подвале двадцать лет, и не умер, только высох!
-Нам и не нужно, чтобы он умирал. Только обезвредить его. Когда он не сможет сопротивляться, мы перевезем его в Ватикан. У нас есть... одно место. Вряд ли оно понравилось бы вампиру. Там, я надеюсь, мы найдем способ. В конце концов, в Ватикане находится сам Папа Римский - наш покровитель. Там тысячи верующих. Нечестивые трюки Алукарда там не будут иметь такие последствия, как здась, у вас.
-Что вы имеете в виду, Максвелл?
....
-Хорошо, что вы имеете в виду, Энрико?
-Помните то что вы рассказали мне? Историю вашего детства. Очень тяжело пережить такое. Вне всяких сомнений, все ваши потрясения играли на руку вампиру. А сейчас я думаю нам пора спать. Я считаю, это был продуктивный день.
-Вы правы... Энрико. Идем, Уолтер проведет вас в ваши комнаты.
Интегра Вингейтс Хеллсинг идет по коридору своего фамильного дома. Если посмотреть ей в лицо, видно что она улыбается. Она прошла мимо поста охраны, и ей отдали честь. Она обернулась - люди несли службу. Лампы освещали ей путь. Она шла в свою комнату. Интегра улыбалась, она была уверена что сегодня ей приснится сон... Она была права.

День Пятый.

Выстрел. Виктория недовольно нахмрилась. Промазала. Хозяин бы не одобрил. Точно, сказал бы что-нибудь. И она бы покраснела. Но сейчас его снова заперли. Интегра рассказала ей почему, и как все это случилось, но Виктория отчего-то знала, что она врет. Это чувство вертелось в ней, не давая покоя, как маленький... червячок. Интересно, как он там, в гробу? Ему наверное одиноко? Серас помотала головой. Это странные мысли... Нехорошие. Бессмысленные. Она вспомнила, как все просто было тогда, месяцы назад... Есть только ты и враг. И хозяин, которй всегда поддержит советом. А сейчас как-то неуютно. Она осталась одна, к леди Хеллсинг приехали Искариоты... А ведь Андерсон пытался убить её! И после этого Интегра еще терпит его присутствие в замке! Да ей плевать на нее! Точно, как она раньше не поняла? Плевать... ей всегда не было до нее никакого дела. С того самого дня, когда хозяин дал ей новую жизнь, и принес в Хеллсинг, Интегра ненавидит её! Выстрел. Точно в цель.
Максвелл встал рано. Побрился, выпил кофе. Определенно, ему нравилось это место. С детства привыкший к спартанской обстановке приюта, а затем и семинарии, он тем не менее не питал к аскетизму никакого почтения, и при случае не пропускал возможности окунуться в роскошь. Впрочем, это не было уго навязчивой идеей, или, Боже упаси, целью. Энрико Максвелл всегда верил. Все его действия имели только одну цель - он сеял волю Господа, которую выражал Папа. Максвелл никогда не питал особого почтения к высоким чинам духовенства, но Папа наместник Бога на земле, и в это Энрико верил. Он считал, что по сути все эти часовни и соборы лишь лишний забор на пути к Господу, и что настоящая молитва идет от сердца, а не от бесконечного просиживания задницы в церкви. Свои мысли Энрико особо не скрывал, впрочем, нынешний Папа относился к ним весьма благосклонно. Максвелл усмехнулся. По пути сюда он воображал, как будет глумиться над беспомощной Интегрой, раз и навсегда показавшей преимущество католической веры. Но он приехал, и все сразу изменилось. Ему нравилась Интегра, нравилось что под личиной "Железной Леди" скрывается обычная девушка... Весьма неопытная, надо сказать. Энрико улыбнулся. Несмотря на его сан, он уделял много внимания женщинам. Есть только "не убий", а остальные - лишь очередной забор...
Интегра улыбалась. Сегодня она проснулась утром, раздвинула шторы и отшатнулась - потоки солнечного света радостно плясали на мостовой, выбивая искры солнечных зайчиков. Дождя нет. Он ушел. Ушел, Господи, спасибо! Интегра закрутилась по комнате, улыбаясь как девчонка. Она была счастлива. Гнилые тени исчезли, растворившись в солнечном свете. Интегра плюхнулась на кровать, схватив трубку стоящего у кровати телефона. МИ5. Гудок. И сразу ответ!
-Интегра Вингейтс Хеллсинг.
-Да, это я. Как обстановка?
-В Лондоне все спокойно, однако происходит что-то серьезное в Южной Америке. Возможно, вскоре потребуется ваше присутствие. Кстати, в вашем замке находятся сотрудники ватиканской организации "13 дивизион"?
-..... Вы правы.
-Все в порядке, мисс Хеллсинг. Папа Римский тоже обеспокоен ситуацией в Америке. Ваше операция, если она состоится, будет проходить при содействии бойцов Дивизиона. Я сам свяжусь с вами, наверное в понедельник.
-Спасибо, лорд Пенвуд.
-Хранит вас Бог и королева.
-И вас.
Интегра повесила трубку. Она снова улыбалась.Стекла очков радостно сверкали, отправляя солнечных зайчиков обратно на улицу...
Андерсон читал молитву. Он рассуждал. Можно упрекнуть его, ведь молитва затем и нужна, чтобы отрешиться от мира и сосредоточиться лишь на хвале Господу и словам к Нему... Но Александра можно было понять. Он злился. Как он посмел! Мальчишка. Никто не смеет вставать между ним и Врагом! Этот мерзкий выродок, эта нечестивая тварь будет упокоена. Андерсон задрожал. О да, он дарует ему покой. Эта фраза была привычной, эта фраза была кодексом, повязкой, которую повязывают на глаза. Слово покой имело для паладина то же значение, что и смерть. Жизнь это боя, смерть остановка. Остановка. Покой. Никакой разницы. А смерть этого вампира будет мучительной. Он разрежет его на мелкие кусочки, заставит кричть, заставит молить о пощаде. Освященная сталь вдоволь напьется крови вампира, и станет еще одной тварью больше. А потом он займется его хозяйкой. Она может обмануть Максвелла, этого глупца, но не его. То что случилось не имеет никакого значения. Она еретичка. Таких сжигали на кострах. Сейчас не те времена, сейчас мало времени, нельзя тратить много на такое отребье как она. Один вхмал мечом - и протестанка захлебнется собственной кровью. Собаке собачья смерть. Ха. Это даже забавно. Собака слуга и собака хозяйка. Пожалуй, это неплохая шутка. Андерсон молился.
Интегра сидела в кабинете и ждала Энрико. Он обещал прийти в 10 вечера. День пролетел очень быстро. Они - страшно подумать! - ездили с Максвеллом по городу. Она показывала ему достопримечательнсти. Она, глава организации Хеллсинг! Смешно... Она улыбнулась. Да, смешно. Но он очень элегантный, этот Максвелл. Очень милый и вежливый, словно те старомодные джентльмены из парламента. Но без их чванства и надутости. Он мог рассмешить её, мог заставить покраснеть... Интегра тряхнула головой. Они сейчас будут говорить о делах. За всей этой возней она забыла сообщить ему о скором задании. Другие тоже не знали. Андерсон почти весь день проторчал в своей комнате, молился. Отказался от еды. Виктория стреляла. Хорошо хоть не спала... В гробу.
-Интегра?
Она подняла голову. Максвелл.
-Иди сюда, мне нужно кое-что сказать тебе.
-Надеюсь, это не о том, что ты тайна жената на Уолтере?
-Что... Энрико Максвелл, замолчите! У меня важные новости!
-О, как скажешь Интегра, как скажешь...
-В понедельник мы вылетаем в Южную Америку.
-Мы? Романтический круиз?
Было бы неплохо...
-Максвелл! Не будь ребенком, это правительственная миссия. Там замечены вампиры. Обеспокоен и Папа Римский. У нас будет совместная миссия.
-Чтож... Искариоты всегда готовы принести божественное очищение в любой уголок планеты. Да, кстати, в воскресенье прибудут Юмико и Хайнкель.
-Кто это?
-Наши оперативницы. Лучшие из лучших.
-Хорошо... значит, договорились.
-Разумеется. Кстати, может когда закончим с богоугодной миссией, устроим себе романтический круиз?
-Энрико!
-Что?
-Ты!..Они проговорили почти два часа.......... Она пробиралась вниз. Очень тихо, чтобы никто не услышал. Если услышат, будет плохо. Она прошла мимо поста охраны - Джон и Сент помахали ей. Она улыбнулась в ответ. Прошла мимо комнтаты Уолтера - сегодня он спал как-то неспокойно... Но это не важно. Важно то, что дверь подвала приближалась.
Виктория Серас тихо вздохнула. Как же разозлится леди Хеллсинг... А ты что, всю жизнь будешь слушать эту надутую курицу? Нет, конечно нет! Она сама по себе, вернее, с хозяином. Разумеется, все что сказала Интегра вранье, просто она сама так захотела. Она всегда ругалась на хозяина... он никогда не мог ей угодить...
Виктория спускалась по лестнице на цыпочках. Вдалеке темнела дверь хозяина. Она не будет сразу его освобождать - она же не дурочка... Просто поговорит, узнает в чем дело. Она шла по коридору... На секунду ей показалось, что она снова слышит тот шорох... но это ощущение исчезло через секунду......... И он говорит - пойдем со мной, я покажу тебе!
Смех. Интегра замеялась... Смеялась, пока не заметила, что Максвелл как-то странно смотрит на нее. Она чуть склонила голову набок, изучая его лицо............
Замки очень прочные. Но она все-таки вампир. Вот один из них гнется.........
Он чуть виновато смотрел на Интегру, неловко теребя крест.
-Ты знаешь, я хочу тебе кое-что сказать...
-Правда? И что же?
-Я хочу, чтобы мы работали вместе!
-Что?!
-Подумай, ты из самой уважаемой семьи охотников за нечистью, ты знаешь о них больше чем кто-либо другой! У меня за плечами Ватикан, я могу поднять на борьбу с силами тьмы тысячи!
Он горячо схватил руку Интегры.
-Только поудмай! Мы сможем очистить этот мир от нечисти! Полностью!
-Энрико... Я не знаю...
-Интегра, это будет настоящий крестовый поход! Англия и Ватикан будут непобедимы!
-Энрико, я.................
Второй замок! Еще немного! Она чувствовала, как металл поддается, скрипит....Над замком собирались тучи............
Я согласна.-Что ты тут делаешь, отродье безумца?!
Виктория вскрикнула и обернулась. Позади стоял Андерсон.
-Хочешь освободить его, да? Адское тварь, такая же как твой хозяин! Убирайся, сегодня я милостив!
Виктория помчалась обратно на первый этаж. Сердце лихорадочно билось. Все, все потеряно! Завтра об этом узнает Интегра, и ей не миновать наказания...
Она забежала в свою комнату и легла в гроб. Она была недовольна.
-Да! Ты молодец, Интегра! Я знал, ты поймешь! Вместе мы будем сильнее всех!
Он быстро вскочил, возбужденно жестикулируя, подошел к окну... И замер, быстро бледнея.
-Интегра....
Тон, которым он это сказал, сразу заставил леди Хеллсинг сорваться со своего места и кинуться к окну. И она тоже замерла.
Шел дождь. В темных как смоль облаках был только один просвет.... Кровавая луна висела над особняком Хеллсинга. Уолтер закричал во сне. Пробило полночь. Андерсон срезал замок.

День шестой.

Интегра плакала в своей комнате. Как он мог! Как он мог умереть! Да еще и оставить дом Хеллсингов на дядю! Она так мечтала! Зачем он тогда всю жизнь учил её? Зачем лишил детства? Это подло отец, как это подло... Она всхлипнула. Как бы она хотела стать главой Хеллсинга! Это ведь здорово - это так интегресно! Драться против страшных созданий, защищать всех от тварей ночи! Она бы все отдала... И раздался голос.
-Черт!
-Что это значит?
-Только одно - он освободился!
Лампы мигнули, как?
-Как это могло случиться?!
-Ты меня спрашиваешь? Я не знаю! Надо бежать отсюда!
Интегра.... Ты ведь хочешь этого? Больше всего хочешь?
Да....
Тогда иди! Иди ко мне, это легко.... Я жду тебя внизу... Мы поиграем, не бойся...
Андерсон стоял перед скованным вампиром. Два скелета белели в углу камеры.
-Ну здравствуй, пес... Я принес тебе забвение!
Интегра осторожно шагала вниз по подвальной лестнице. Странно, пару минут назад она была уверена, что отец сделал главой организации дядю Ричарда... но теперь ей казалось гораздно более логичным, что выбрал он её.
Лампы стремительно желтели.
-У тебя пистолет с собой?
-Да...
-У меня тоже есть один... бежим, нужно выбраться из дома!
-А какже остальные?
-Мы возьмем всех с собой, скорее!
Дверь... какая странная... Она никогда не видела её... Вообще-то, в подвале она тоже никогда не была. Отец очень не любил подвал, говорил ей не ходить туда... Или нет? Нет, теперь она вспомнила, ведь он говорил в случае опасности идти туда! А сейчас как раз тот случай, разве нет?Андерсон смеялся. Он давно разрубил цепи, разрубил тело ночного убийцы, и сейчас рубил, рубил, методично превращая останки вампира в кашу...
На странную темноту он внимания не обращал.
Она подошла к двери. А ведь дядя будет недоволен, что она стала лидером Хеллсинга. В том, что она стала, Интегра больше не сомневалась. И... дяде это очень не понравиться.. Боже, да ведь он не остановиться даже на её убийстве!
Они выбежали в коридор. Стены лихоражочно сжимались и разжимались, прогибались изнутри... Писк сотен личинок, копошащихся там, оглушал. Они побежали, стараясь держаться подальше от гнилых стен. Под ногами хлюпало.
Вот и все. Дверь открылась. Там было темно, за дверью, но Интегра не боялась. Она шагнула внутрь. Точно, ведь дядя так разозлился когда отец обьявил свою последнюю волю... И она могла поклясться, что он очень зло смотрел на нее! Это вне всяких сомнений... Дверь понемногу стала закрываться за девочкой...
Адерсон рубил. Кровь Алукарда брызгала на него, покрывая отвратительной пленокй... Андерсон хохотал. Было очень темно, и становилось темнее с каждой минутой. Внезапно кровь слилась в одну лужи, на ее поверхности открылся огромный глаз! Свет мгновенно погас, вдарил по ушам оглушительный шорох... А потом кровь стала кислотой.
Дверь почти закрылась... но в щель внезапно метнулась рука с пистолетом. Следом другая, с силой толкающая дверь обратно. Она открылась. На пороге стоял Ричард Хеллсинг. Он был испуган.
-Интегра, девочка моя, что ты тут делаешь? Нам нужно уходить! Он играет с тобой, дорогая, это все неправда... видишь меня? Видишь, я немного засох?
Виктория спала. Ей было тепло. Она знала - червячок вернулся.
Дай мне немного крови, и я спасу тебя! Он же хочет убить тебя, ты же видишь! Он хочет это все себе! Дай мне крови! Просто приложи её ко рту, и я буду служить тебе. Служить, пока ты остаешься девочкой! Вместе со мной ты получишь все что хочешь! Ты хотела истреблять вампиров и упырей, я дам тебе это!
Что ты делаешь, Интегра! Он же вампир! Нет! Дядя закричал, когда она судорожно сунула свою руку в пасть вампиру... Все было решено. Алукард открыл глаза. Дверь закрылась. ИНТЕГРА.ИНТЕГРА.
Этот зов был везде. Она чувствовала его в сгнивших стенах, в темной жижи под ногами, в трухлявых ямах потолка... Голова раскалывалась, если бы не Максвелл, она бы давно уже упала. Священник бежал вперед, держа за руку Интегру. В другой руке был пистолет. Они бежали, и дом дышал смрадом им вслед...
Пост охраны. Двое. Роул и Келлер. Роул стал под три метра ростом, длинный и согнутый, как кочерга. Руки доставали пол, многосуставчатые пальцы шевелились как быольшие черные черви. Келлер стоял, скалясь беззубым ртом. Вместо очков - две идеально круглые дыры, за ними темнота... И личинки, они там, в мозгу. Волосы концами вросли в виски, грузно шевелятся, будто тоже гонят прокисшую кровь по венам. Автомат наполовину врос в тело.
-Леди Интегра... здравствуйте...
-Мы вспомнили того парня, Эдди. Мы решили порадовать вас, посмотрите.
На полу лежала голова сержанта Джея, разросшаяся до размеров тыквы. В ней пировали жуки. Интегра взвизгнула, Максвелл зарычал. Два выстрела, и солдаты судорожно падают на пол с пробитыми головами...Они бегут дальше. Интегра останавливается, смотрит на небольшой столик у стены.
-Телефон... Я не помню, чтоб тут был телефон...
-Зачем он нам, бежим!
-Подожди, я позвоню, мы сможем предупредить всех!
Она бежит к телефону, набирает номер Пенвуда. Только она знает его.-Алло... Интегра, вы знаете который сейчас час?
-Не время сейчас! Срочно пришлите сотрудников к моему дому! Быстрее, у нас...
Телефон зашипел, теряя свою форму. Интегра с ужасом кинула трубку на пол, где она медленно расплавилась.
-Не знаю как нам это поможет, но мы должны бежать!
Они бежали по коридору.
-Там справа комната Виктории, мы должны забрать её!
Максвелл кивает. Он никогда не бросал людей.
Он пинком выбил дверь, она словно картонная слетела с петлей... Они забежали в комнату... И Интегра потеряла сознание. Виктория Серас спала в гробу, полном червей. Они довольно копошились, вгрызаясь в плоть. Крови было мало, белые черви пили её, разбухая на глазах... Максвелл, судорожно шепча молитвы, вытащил Интегру из комнаты... Виктории Серас было тепло. Она спала.
-Очнись, Господи, Интегра очнись!
-Ааа... Эн рико... что там было?...
-Её уже не спасти, уходим, быстро!
Он хотел помочь ей, но она всегда была сильной. Она встала сама. Они побежали....
Из-за поворота вышел Уолтер. И он хромал... Голый череп с ввалившимися глазницами, немыслимо тонкие руки и ноги, кажется вырос еще немного, идет и прямо на глазах рассыпается в прах. Походка шаркающая - звук, будто по гнилому дереву провели старой костью...
-Я принес вам ужин, леди Хеллсинг. Время ужина, разве нет?
Интегра Вингейтс Хеллсинг уже не может кричать... Судорожно хватая ртом воздух, Интегра стреляет в дворецкого... Он делает шаг... и рассыпается серым песком. Всхлипывает... Если кто-то хочет узнать, как выглядит ад, он может спуститься на первый этаж. Вот и дверь... вот только она выглядит так, будто проглотит любого, кто приблизится.
-К окну, быстро!
Рама - склизкое дерево, стекло - мутная слюда... Лампы за спиной лопаются... одна за другой, тьма приближается сзади... Слишком быстро, слишком!
-Ты первая, ну же!
Максвелл высаживает в окно пол обоймы, то корчится как живое... Он подсаживает Интегру, та судорожно хватается за острые осколки, по рукам течет кровь... Но вот она перепрыгивает подоконник и падает в мокрую траву... Она оборачивается -
-Энрико, скорее!
Он прыгает на подоконник, и...
Лампа лопается, и темнота...
Окно дергается, как живое, и начинает жевать Энрико...
Тот кричит... Льется кровь... его затягивает внутрь...
Интегра кричит...
Максвелла затягивает в окно... Выстрел. И еще один. И еще. Тишина.На подкашивающихся ногах Интегра Ван Хеллсинг идет к дороге. Она плачет. Она помнит все из своего детства все... Внезапно на мостовой визжит шинами машина. Она останавливается, и из нее выбегают два человека в черном.
-Сэр Хеллсинг, что с вами!
-Нас послал лорд Пенвуд, он сказал вы звонили ему.
-Увезите... увезите меня отсюда...
-Что с вами? Вы ранены?
-Я сказала... увезите! БЫСТРО!!!
-У нее шок. Быстро, вколи ей снотворного.
-Нет, не смей! Ты не понимаешь!!!
-Все будет хорошо, леди Хеллсинг...
-Нет!! Не... будет... нет...
Она безвольно повисает на руках людей из министерства.
-Точно, шок. Нужно доложить Пенвуду. Смотри, она в пиджаке... Небось промокла до нитки. Пойдем в замок, оттуда и позвоним.
-Согласен.Двери особняка Хеллсинг приветливо открыты... Агенты несут Интегру на руках, а миллиарды насекомых, что несколько дней окружают под землей особняк, с новой силой грызут землю камень, стремясь наводнить дом и пожрать все... Луна смеется, она победила...

День седьмой. Эпилог.

-Ты уверена, Юми?
-Да, он сказал у замка Хеллсинг.
-Странно... Тут явно что-то произошло, но что?У замка стояли две пустые машины - черная с государственными номерами и обычная полицейская. Обе были пусты. И сиротливо покачивались на ветру тяжелые входные двери.Хайнкель привычным жестом достала пистолеты.
-Чтож, есть только один способ узнать... пойдем.
И они пошли.

0


Вы здесь » [†Hellsing. Revival Of The Enemy†] » [флудилка] » Рассказы